dobroslav13 (dobroslav13) wrote,
dobroslav13
dobroslav13

Category:

о том как пишется история ....

прочитайте...... настоятельно рекомендую........

Липицкая битва — одна из самых жестоких и кровавых междоусобных битв в русской истории.[1] Произошла в 1216 году на реке Гзе или Кзе (как доказал А. Н. Оленин, речь идёт о реке Колокше близ села Лыково), неподалеку от Юрьева-Польского. В этой битве решилась судьба наследства Всеволода Большое Гнездо — Владимиро-Суздальского княжества. о этом ужасном побоище можете прочитать во всех крупных источниках.....

Да простит меня Уважаемый DMS с Раритета (и не только), но позволю себе воспроизвести его произведение полностью.
Надеюсь, получите удовольствие от прочитанного

Автор DMS (или DMS11)
Все, что в ковычках - реальное научное исследование, ссылки на ПСРЛ - настоящие.

Остальное - гнусные инсинуации)


“Повестью о Липицком по………….смешище”

Натыкаюсь тут надысь в сети на привью статьи некоего дяди, посвятившего 10 лет жизни изучению подзабытого эпохального события древней руси – Липицкой битве. Вся статья готовится к публикации в каком-то научном журнале, а пока типа анонс на 4 странички. Но представлен анализ соотношения сил, ссылки и цитаты на летописи, схема движения войск и расстановка сил на поле боя, причины, следствия. Короче все по-взрослому.

Во, блин, думаю, как интересно-то, скачал, специально распечатал, давай внимательно вчитываться. Я то, в общем, про битву то немного читал, опять же коллеги бегают там вокруг Юрьева-Польского, мучаются, никак найти не могут, «где же собственно это грандиозное побоище было…» Вроде и описано все здорово – 3 холма, река рядом итд. Не найти место вроде бы сложно и не находится оно почему то. Ну, читаю, значит, прикидываю, где там, что на местности, кто где там лазил, кто, что нашел.

Все красиво. Летописи просто эпос воспроизводят. Шекспир с Королем Лир, и Спилберг со «Спасти рядового Райна», нервно курит за углом.

Краткое либретто

Отец-князь Владимирский, Всеволод, настрогал себе большое гнездо, и вот на склоне лет задумал разделить уделы, старшенький, Костя, по завещанию получал стольный град – Владимир, Юра – Ростов, Ярик – Переяславль, Вова – Юрьев –Польский, вроде все по чесноку, но жадный Костя разделом остался не доволен, хочет побольше отгрызть. Папа зовет его на разговор по душам, сынуля посылает папаню в пеший эротический тур. Папа обиделся, переписал завещание, Костю отправил по тому же адресу, и в легкую, поменял местами старшенького Костю со следующим по очереди – Юрой. Естественно со всеми вытекающими последствиями. Т.е. Костя, который уже втихаря корону примерял за шкафом, теперь типа - никто, ничто, и звать никак.

“Константин же, слышав то, поднял брови свои с гневом на братьев своих, особенно же на Юрия”. ( Летопись по Воскресенскому списку // ПСРЛ)

И настолько он брови сдвинул, что когда папа склеил ласты, забил на похороны и во Владимир не поехал. Далее пару лет брательники еще возбухали друг на друга, махали шашкой, холопы били репы холопам супостата, но все бес толку. Юра так и остался великим но могучим князем Владимирским, остальные братишки тесней сплотили вокруг него свои ряды, а Костя пошел лесом к себе в уездный Ростов, в полном одиночестве… И окрысился.
Прошло пару лет. И вот в одно хмурое весеннее утро, 1215 года Ярик Переяславский, будучи в гостях в Новгороде, у своего тестя Мстислава Мстиславовича Удачливого (Фартового, то есть), видимо с утреннего бодуна дает команду своей роте охраны, взять под арест обуревших Новгородских купчишек. В Переяславле это бы прокатило, но не в Новгороде. В Новгороде к тому времени, уже давно была республика, демократия и полный разгул гласности. По городу прокатилась волна протеста и до протрезвевшего Ярика дошло, что сейчас его будут немножко бить и возможно даже ногами. Он хватает купчишек и валит вместе с ними из города, «пока не началось». Добежал до Торжка, отдышался, вспомнил, что он типа КназЪ и вроде не гоже мужикам князей по всему городу оглоблей гонять. Обиделся он сильно и захватил Торжок. Опечатал все перевалочные склады, рынок закрыл, переловил местных торгашей, запер из всех вместе с новгородскими в одном сарае и на шлагбаум на Новгородском шоссе замок повесил.

Харчи в Новгород возить перестали, новгородские барыжки взвинтили цены, народ напрягся, демократия оказалась под угрозой и ее гарант – Мстислав, мамой поклялся, что все разрулит. Сколотил добровольческую армию и огородами чухнул в свой Торопец, там закрылся и начал бомбить все родственников смсками с призывом собраться наконец ватагой и натянуть таки оборзевших Всеволодовичей. Ну, подтянулись родственнички из Пскова и Смоленска, подогнали харчей, подкормили Новгородскую добрармию и все скопом двинулись вниз по Волге. Решили, что ну его нафиг в лоб на Ярика с бандой переть, спрятались за околицей и перекрыли транспортную артерию из Переяславля в Торжок. Ярик понял, что не сегодня-завтра костлявая рука голода протянется и к нему, ну и свалил в Тверь, прихватив все тех же купчишек новгородских. Но Мстислав Ярика и там достал, навалял ему от души и Ярик счел за благо тикануть к себе - в Переяславль.

Мстислав же, со товарищи, посидели, репу поморщили, поняли что вот как раз сейчас очень удобный момент навалять Всеволодовичам уже по взрослому и вспомнили про обиженного Костю… Костя был совсем не против настучать братанам и с восторгом влился в ряды.

А Ярик в это время уже во Владимире – ездит по ушам, брату Юре Владимирскому, про то какие плохие новгородцы и как они его гоняли с дрекольем по всей области и рубашку ему порвали. Юра проникся, объявил в деревнях мобилизацию и выдвинулся с Яриком на перехват добрармии. За что Ярик от всей души подарил Юре роскошную каску заморскую, серебром украшенную и под Хохлому расписанную.

Вот, это предыстория эпохальной битвы. Итак, сама битва битв.
Вот как описывает саму битву автор исследования:

«Около 18-19 апреля севернее Юрьева-Польского ополчения Юрия, Святослава и Ивана Всеволодичей встретились с Ярославом Переяславским. Их численность по тем временам была громадной – 9233 человек. (вот именно так!! 9233!! человека, не 10 тышъ, не «тьма народу», а вот именно 9233 Это я от себя)) Думаю. братья имели четырёх – пятикратный перевес над силами новгородо-смоленско-ростовской коалиции, появившимися здесь во второй половине дня 19 апреля… …Опытный Мстислав немедленно продемонстрировал свое полководческое дарование: он разбил свои лагери между Юрьевым и верховьями р. Липни (левый приток Ирмеса, впадающего в Нерль-Клязьминскую), т. е. южнее войска Всеволодичей. Сообщение их с Владимиром, таким образом, прервалось. Последующие дипломатические переговоры князей ни к чему не привели. Юрий и Ярослав наотрез отказались решать дело миром. Почти все хроники сообщают также о пире братьев в шатре, речах осторожного боярина Творимира и хвастливого Ратибора, обещавшего сёдлами закидать Ростиславичей… … После того братья, без сомнения хорошо знакомые с окружающей местностью, отправили к противникам посла, который назвал место приближающейся битвы – урочище Липицы, - и сами немедленно выступили к нему. 10-12-километровый переход и организация оборонительной позиции заняли у них всю ночь на 20 апреля…
… Утром на Липицах (в нескольких километрах от Юрьева) появились Мстислав Мстиславич, Константин и Владимир Смоленский с полками. Взорам их открылась примерно такая картина: небольшое (ок. 2 квадратных километров) урочище состоит из трёх холмов. Северная, близкая к Юрьеву, возвышенность, противником не занята. Летописцы называли её “Юрьевой горой”. Всеволодичи располагаются на втором холме (так называемой “Авдовой горе”), укреплённом кольями и плетнём. Между горами находится небольшой ручей. В ложбине – густые заросли кустарника и молодых деревьев (летописная “дебрь”). Восточнее расположена третья возвышенность, названия которой в хрониках не сохранилось. Между этим безымянным холмом и “Авдовой горой” водной преграды нет, но та же низинная “дебрь” и очень крутые спуск и подъем.

Таким образом, еще перед началом сражения Юрий и Ярослав имели два неоспоримых преимущества – превосходство в численности и неплохо оборудованную оборонительную позицию. Мстислав же Удатный с союзниками ожидали подхода Владимира Псковского и контингентов из окраинных ростовских земель, поэтому торопиться они не стали. “И послали против Ярославовых людей биться младшую дружину. И бились те день до ночи [20 апреля], но сражались без усердия, ибо была в тот день буря и холодно очень” ( Софийская 1 летопись ( далее – С1Л) // ПСРЛ. 1925. Т. 5 Вып. 1. С.196-197 ).

Дальновидный Мстислав Мстиславич быстро нашел способ повернуть ситуацию к собственной пользе. Ранним утром 21 апреля он приказал войскам перейти на третий, безымянный холм, с которого открывалась прямая дорога на Владимир: таким образом князь вынуждал противников вступить в сражение. Около 8 утра прибыли долгожданные ростовцы. К половине девятого расстановка полков с обеих сторон была закончена: дружины встали полумесяцем, “рогами внутрь” у Всеволодичей и “рогами наружу” у их противников. На левом фланге новгородо-ростовской коалиции расположился Владимир Смоленский, в центре – Мстислав Удатный и князь Всеволод Мстиславич, справа – Константин и Владимир Псковский. Правый фланг “всей силы Суздальской земли” был отдан Ярославу, в центре встал Юрий, слева – Святослав и Иван. Бойцов–профессионалов Всеволодичи прикрыли крестьянским ополчением, многочисленным, но слабо вооруженным и плохо обученным.

По обычаям того времени, Мстислав Мстиславич обратился к воинам с речью: ”Братья, мы вступили в эту сильную землю станем же твёрдо, надеясь на Бога, не озираясь назад побежав, не уйдёшь. Забудем, братья, дома, жён и детей, а уж коли умирать – то, кто хочет, пеший, кто хочет – на конях” (Памятники литературы Древней Руси. ХIII век. М. 1981. С. 121, 123. Фрагмент из Новгородской Карамзинской летописи ( далее – НКЛ) в переводе Я. С. Лурье ).

Новгородские добровольцы спешились, сбросили лишнюю одежду и обувь и, вооружённые только топорами, яростно атаковали врага через низинную “дебрь” (ок. 8.30 - 9 часов утра). Заслон переяславских крестьян дрогнул, был сбит их первый стяг. В дело вступили смоленцы, а затем и князья со своими латниками. Образовалась общая свалка, в которой всё решили боевой дух и профессиональная подготовка. В этот день они были на стороне нападавших. Летописцы повествуют, что душа победы – князь Мстислав Мстиславич – с одним топором трижды проехал сквозь полки неприятеля. Около половины первого – часа дня союзники пробились к обозам, т. е. полностью нарушили построение Всеволодичей. В битве произошёл перелом: Ярослав и Юрий предпочли бежать. Их примеру последовали остальные. Подавление последних очагов сопротивления заняло, вероятно, ещё некоторое время и сражение завершилось примерно к двум часам дня…"


Теперь ВНИМАНИЕ!! (Напоминаю, схлестнулось в кровавой сече 9233 человека с одной стороны и (поверим автору) в 5 раз меньше с другой. Будем так же точны – с другой стороны в рядах добрармии под штыками стояло 1846,6 человека. Итого, число участников – 11 079 здоровых и примерно 1 калека, составляющий 0,6 здорового бойца)

Продолжаем.

«Поле Божьего суда “, трофеи и 6 десятков пленных остались за Мстиславом, Владимиром и Константином. Сами же они потеряли только шестерых убитыми. “Кто не восплачется, - замечает по этому поводу Тверская летопись,– слышав эту горькую победу над своими братьями, стоны проколотых копьями и голоса раненых, ещё живых и кричащих от боли? Ибо многое множество избитых, ум человеческий не может представить, не только на побоище груды мертвых, но и по многим местам лежали тела, некоторые мёртвые, а другие еще дышали много же их [владимирцев и переяславцев] пойманных и взятых в плен, плакали горьким плачем, видя своих мёртвых и не погребённых” ( Летописный сборник, именуемый Тверской летописью // ПСРЛ. СПб. 1863. Т. 15. Стб. 322-323 ).»


Уловили – Новгородцы потеряли 6!! человек, а из 9 с хвостом тышъ отловили 60! Про потери Всеволодовичей можно судить только опосредовано. (см. абзац выше – «Ибо многое множество избитых… итд») Т.е. потери фатальные, допустим 40%. (т.е. в районе 3500 человек)

«Ужасные сцены можно было наблюдать по всему Залесью: толпы раненых, испуганных и деморализованных воинов в панике бежали с поля битвы к Юрьеву, Переяславлю и Владимиру. Всех опередил Юрий Всеволодич. Загнав трёх лошадей, на четвёртой он достиг своей столицы “о полудни” - по нашему счету, в 2 часа дня. В дороге страдавшему полнотой князю пришлось сбросить с себя все тяжести – оружие, кольчугу и драгоценный шлем – подарок брата. К городу он прискакал один, в нижней рубашке, и попытался организовать там оборону. Однако, “во Владимире же остался не воинственный народ: попы, монахи, женщины и дети” ( С1Л. С. 199 НКЛ. С. 124 Н4Л. С. 194 ). Из затеи этой ничего не вышло."

«Ярослав бежал в свой Переяславль. Противники его, липицкие победители, остались на поле битвы. Похоронив павших, они неспешно двинулись к Владимиру и достигли его в воскресенье 24 апреля. Еще через несколько дней, 28 – го числа, Юрий выехал из города и сдался на волю Мстислава Удатного и Владимира Смоленского. Триумфаторы провозгласили Константина великим князем владимирским, а младшего Всеволодича отправили в ссылку – небольшой волжский городок Радилов на задворках княжества. На следующий день союзники направились к Переяславлю. 3 мая Ярослав “ударил челом” Константину и попросил “накормить его хлебом” ( феодальная формула подчинения ). Братья заключили мир. Мстислав Мстиславич освободил всех пленных новгородцев и смоленцев, вывел из Переяславля новгородских перебежчиков, а также свою дочь Ростиславу-Феодосию ( жену Ярослава Всеволодича ). 5 мая князья союзной коалиции, “взяв свою честь и славу”, разошлись по домам. Война 1216 г завершилась.»



А вот теперь - как оно было на самом деле...

"-Это факт?
-Это хуже чем факт. Так все и было на самом деле..."


-Долбанная весна! Тепло вообще- то будет когда нибудь?

Мстислав поежился и плотнее закутался в тулуп. Попытался спрятаться от ветра за стволом березы. Из этого ничего не вышло, ветер дул одновременно со всех сторон. Сапоги были мокрыми уже неделю, аж с того времени, когда он последний раз перематывал портянки, вроде это было еще в Ростове.
Сзади послышалось чвакание, Мстислав обернулся, к нему, сквозь заросли бурьяна пробирался Костя.

-Здоров.

-И тебе не болеть.

-Кость, не слышал, Псковская братва не подтянулась? Вроде сегодня должны были подвалить.

-Не, не подтянулись еще. Прошка на сосне сидит, как увидит их, свиснет.

-Кость, кстати, волхва нашего увидишь, своему скажи, что еще раз такой прогноз выдаст– на кол пойдет. «Тепало, хнязь будета, тепало, однака» - Передразнил Слава, новгородского юродивого, вещавшего периодически о бедующем.- Ну, чё, не узнали, сколько их там за оврагом? Блин, какой идиот это поле выбирал? Ну как тут биться? Блин, ну глянь – заросла низинка в кол и в жердь. Не, Кость, родственнички у тебя, реальные дебилы!! Как ты с ними столько прожил…

- С трудом, Слав, с трудом… Слышь, сегодня Прошка, к тамошним ходил смотреть че да как, ну прикинулся, типа он местный, все одно рожи то одинаковые, закурили с мужиками, разговорились. Те грят, брательничек то мой младшенький, старшенькому вааще изощренно жопу лизнул, с выподвыпедвопертом – каску понтовую подарил… Типа вся исписана, как стенгазета, че то там в серебре вся, грят..

-Не ссы, Кость. Гля, чего я в сарае нашел!- Слава распахнул полы тулупа. Из-за пояса торчал топор.- Трындец твоему Ярику и каска не поможет, а то мы все, как лохи последние с колами, да кистенями, во фрязи то с какими тесаками воюют… А чего, Прошка не посчитал, сколько их там, за плетнем то сидит? -спохватился Слава.

-Да грит, десятка 4, а то и все 5 наберется, да у братанов твоих на 3 мордоворота в охране.. Хреново, Слав, если Пскопския не подтянуться… Хренова… Мы то и 30 бойцов не выставим, если даже волхва дубиной снабдим и фряги твои все же протрезвеют. Кстати, прикинь, Слав, эти контуженные, до сих пор думают, что мы в крестовый поход идем, гроб какой то все поминают, толмач, баял, во придурки…- Костя задумался – Слав, Прошка то там с дьячком вчера еще раз ходили, дьячок все точно перечел. Реально их под пол сотни, он так в летопись и вписал…

-Кость, ты вообще нормальный, блин? Хочешь, что бы потомки читали его писанину лет через 600, и ржали до усера? У нас битва или че? Пущай пишет

– Слава задумался и стал вспоминать самое большое, известное ему число. –Во! Девять тышъ, пушай пишет!

-Точно! 233!

-Чего 233?

-Ну, девять тышъ и еще 233 человека. Круглые цифры не вызывают доверия, а так, типа, все четко пересчитали…

-Во, точняк, пущай 9233 будет, красивая цифра.

Их разговор прервал истошный вопль и звук упавшего с сосны тела. Минут через пять к соратникам подбежал, хромая одновременно на обе ноги, Прошка.

-Едуть!! Барин. Едуть!!, силы оставили Прошку и он рухнул в лужу.

-Ну, слава Богу!- Слава размашисто перекрестился-. Кажись пскапския подтянулись, завтра можно будет начинать.

Утро 21 апреля встретило бойцов дождем и промозглым ветром. Мстислав и Константин стояли на пригорке и пытались, что-то разглядеть в тумане на другой стороне заросшей ложбины. Но противоположного холма видно не было, вокруг простирался прошлогодний не опавший бурьян и в руку толщиной заросли осины и ольхи. Поодаль зябко жались друг к другу куча мужиков. У некоторых в руках были тесаки насаженные на колья, у кого то из-за пояса торчали кистени. В стороне, не желая мешаться с серой мужицкой массой, стояли 2 фряга, в некогда белых, а теперь серых от грязи накидках, с вышитыми во всю спину крестами. Один стоял, оперевшись на второго, приложив к голове холодный шлем и что то лопотал своему соседу, рядом, прислоненные друг к другу, стояли два огромных двуручных меча, неподалеку отирался толмач.

-Эй, слышь, как тебя!! – Слава махнул рукой толмачу, тот затрусил в сторону князей, подбежал и вопросительно уставился. – Слышь, Ёська, скажи этим, что вооон на той стороне ложбинки засели сарацины и этот гроб, что они все ищут, он, короче, тож там и охраняет его такой крендель с каске, расписанной – вот он и есть главный сарацин. Понял? – Толмач кивнул. – И еще скажи, что бы они этих гадов в кольцо брали, один, вооон с той стороны пусть зайдет, второй, вон из-за тех кустов пусть топает, на том холме они должны встретиться, ну а мы уж тут, посередь этих гадов бить будем.
Толмач затрусил обратно к фрягам, замахал руками и начал им, что-то лопотать. Фряги оживились, начали подтягивать друг другу ремни на железных накладках, поправлять воротники кольчуги, наконец, напялили железные шлемы. И вот приготовления закончились, фряги подхватили мечи, положили их на плечи и уставились на князей.

-Да идем, идем – Крикнул ин Костя – вы давайте, двигайте, мы нагоним.
Но лыцари не двинулись с места…

-Хитрые, сцуки, а я уж надеялся, что, как тогда, в Торжке, они без нас
управятся… - Слава забрался на стоящего рядом коня и покрутил в руке топором. – Но нет, нихрена эта Ивропа без нас Рассиян не могет… Кость, давай двигай своих, я попробую на прямки до этих козлов добраться. Ну… С Богом!
Он подъехал к мужикам. Кивнул дьячку, что бы не зевал и записывал и обратился в толпе:

-Братаны!! Мы пришли сюда в эту грязюку, так давай станем твердо, сегодня отымеем этих аспидов и завтра все потопаете домой!! Если нет – можете забыть про дом, жен и детей, сцуки. В общем, кто хочет на конях, кто хочет на своих двоих – вперед!! А ну пошли!!

Он замахнулся топором и мужики нехотя затрусили по склону, все набирая скорость под уклон. По флангам тронулись рыцари. Людская масса с разбегу вломилась в кусты и начала, матерясь продираться сквозь них. На другой стороне ложбины началась, какая-то возня, перемежаемая приглушенными криками. Рыцари окончательно завязли в кустах и что-то отчаянно горланя по своему, сейчас пытались, орудуя мечами, как топорами прорубить себе коридор.

-Блин, не могу больше топтаться на месте, холодно, смотаюсь, гляну че там к чему – не выдержал первым Мстислав – Кость, ты тут присмотри за дьячком и этим чухонцем –волхвом, что бы не свинтили.
Он ударил пятками по ребрам лошади, та заржала и пустилась галопом вниз по склону. Сналета влетела в заросли ольхи. Слава только успел прикрыть лицо рукой, сжимающей топор, как по всему телу начали хлестать ветви, царапая лицо и руки. Через пятьдесят метров зарослей лошадь заржала и отказалась ломиться дальше, Мстислав натянул поводья, развернулся и начал выбираться обратно. Обратно он ехал практически по просеке. Мстислав выехал опять на свободное место и погнал лошадь обратно на холм.

-Нихрена себе! Ну у вас там и мочилово!! – Костя узрел представшего перед ним Мстислава, вид которого явно говорил о том, что схватка за кустами была тяжкая. Тулуп висел клоками, лицо было все иссечено из рукава по руке, на топор стекала струйка крови, пробегала по рукоятке и капала с лезвия. Бока коня были все изодраны, глаза бешено вращались. Дьячок охнул, присел и что-то судорожно застрочил в свитке пером.

-Ты о чем?- не понял Мстислав, но оглядев себя, приободрился– А, ты об этом? Да, потрепали мы их, я аж до лагеря доскакал, ох и жаркая была там сеча, вот передохнуть вырвался…. Ща обратно ломанусь, давай только курнем.
Но и со второй попытки ему удалось только удлинить просеку, пришлось опять возвращаться на пригорок и разгоняться под гору, Только с третьего раза Мстислав наконец прорвался через заросли. С диким криком:

- А ну вертай наших барыжек, это наши коровы и мы их доим!! – он вылетел из кустов на прогалину перед холмом, сжимая в руке окровавленный топор.

На холме, на склоне в грязи катались какие-то люди. Сопя, матерясь и долбя кулаками друг друга, впрочем, без особого успеха. Тут один из катающихся мужиков поднял голову, узрел Мстислава и заорал во всю глотку:

-КНЯААЗЬ!! С нами княже!! Вот ща мы этим козлам то наваляем!!
С другой стороны раздалось:

-БЛЯ!! У него ТОПОР!!

-ВАААЛИМ!!

Когда Мстислав взобрался на холм, там уже никого не было. В грязи дымились остатки костров, валялись разбросанные малахаи и куски зипунов, вокруг поваленных плетней были разбросаны поломанные колья, вдалеке ржала лошадь, несколько мужиков сидели, держась за лицо, один пытался приладить на место выбитый зуб, лагерь супостатов был пуст. Один фряг тащил на веревке упирающегося мужика, другой, что-то бухтя по своему, тыкал мечем в куст, пытаясь выгнать из-за него прячущегося за ольховником мужика…

На следующий день, на холме у поля брани был сооружен навес из слег, поваленных Мстиславовой лошадью, горел костер. У костра грелись и подводили итоги Константин и Мстислав. Дьячок сновал рядом по хозяйству. У костра на ветках, воткнутых в землю, сушились портянки, рядом разнузданный конь Мстислава лениво щипал первую, пробивающуюся из грязи траву.

-Слав, ты теперь куда?

-Да обратно в Новгород, посадником пойду, авось теперь то, когда купчишек верну наверное года два с моста не скинут. А ты куда? Ты ж таперича – Великий князь, вроде?

-Во Владимире сяду. Вот Юрку, козляру этого, только спроважу в какуюньть жопу мира… Во! В Радилов! Или в Ярцево… Или в Таболово… Не, Радилов вроде дальше. Кость, я с моих рыцарей просто угораю… Прикинь – наловили по кустам штук 60 мужиков, стащили всех в сарай, теперь думают, что их семьи их выкупать будут… Ну не идиоты? Еще главное, интересуются – почем за голову сарацина у нас в Россее просить. И нормально ли это, что у нас сарацины так воняют, не больны ли они? Я как въехал, что мне толмач переводил, чуть живот со смеху не порвал. Гыыы. Я им говорю – отпустите вы их нахрен, не заплатят вам ничего за местных сарацинов, так они не верят. Ну нехай. Нащи сарацины их на харчах только по миру пустят. Слушай, а мы когоньть потеряли?

Мстислав обернулся, поискал глазами дьячка.
-Слышь, как тебя? Подь сюды!.- Дьячек материализовался из воздуха в шаге от Мстислава.

-Феофан, я. Вы все забываете, князюшко. Феофан мы.

-Слушай, Феофан, а чего нового в мире и ваще?

-Князь, слухи ходят, что Юрий, каску то свою в лесу, текаючи пролюбил… И бронник свой, тож.

-Вот жалость то… А я уж думал оружейную палату во Владимире построить, чтобы дьячки раздолбаев разных заморских по ней за деньги водили, а те пялились бы на оружие всякое, вот и каску хотел туда определить… Ну может найдется еще… А вот скажи мил друг, а с потерями у нас как?

-Да какие потери… 2 кистеня мужики потеряли, булава вот сломалась парадная, четыре стремени парадных куда-то задевались… Вроде и все. Супостатов почти всех фраги переловили. А, во! Прикинь, князь – у одного мужика шесть зубов выбили. Я сам перечел. Все точно – шесть штук, как не было.

-Не, Феофан… Так не пойдет. Война и без потерь. Не солидно. Даставай летопись свою, пиши:
У нас, стал быть, потеряно – шесть, выбитыми, и далее – «стоны проколотых копьями и голоса раненых, ещё живых и кричащих от боли? Ибо многое множество избитых, ум человеческий не может представить, не только на побоище груды мертвых, но и по многим местам лежали тела, некоторые мёртвые, а другие еще дышали много же их владимирцев и переяславцев пойманных и взятых в плен, плакали горьким плачем, видя своих мёртвых и не погребённых…»

-Ох и горазд, ты Кость звездить… Потомки почитают – обосруться ведь…

-Ну и поделом этим ............, Слав, нехрена всему подряд верить, Федь, пиши далее…
Tags: бред, интересно, история, маразмы
Subscribe
promo dobroslav13 february 20, 2017 18:35 8
Buy for 100 tokens
Хочу сообщить, что я после того как я создал группу ВКонтакте о домашней колбасе, сыре и прочих яствах изготовляемых мастерами земли Тамбовской https://vk.com/club140235997 то друзья по фейсбуку стали возмущаться - а как же мы. Ну значит теперь и здесь будет отдельная группа о деревенских…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments